Главная / О деньгах / История денег / Вы сейчас просматриваете:

Энергия денег в золоте

Этот смутный объект желания…

золотые доллары СШАЧто такое деньги? Созвездие монет на черном бархате распахнутого скрипичного футляра? Возможно… Пачки купюр с улыбчивыми президентами в овальной рамке? Те, что аккуратными рядами лежат в элегантном чемоданчике.. Весьма вероятно. Или же – неуловимая улыбка брокера, удачно выбравшего кнопку «sell» или «buy» на своем мониторе? Пожалуй, что и так. А может быть, деньги – это тот слегка дребезжащий звук, что нельзя перепутать ни с каким другим, если хотя бы раз его слышал – звук шарика рулетки, бегущего по кругу… Или грохот конвейера, на котором производят хорошо продающиеся машины? Впрочем, сейчас кризис, и всем хочется понять: что же было не так в наших отношениях с деньгами? Почему наступил разлад. Только сейчас мы осознали, насколько же вся наша цивилизация выстроена на деньгах. Деньги в основе всего нашего миропорядка.
Деньги строят и разрушают, прославляют и глумятся, объединяют и разобщают. Деньги – всегда были источником экстаза, они подобны божественной пране, которую возжаждал наш усталый постмодернистский век. Род людской черпает вдохновение в идее насыщения ими, ведь годовой доход должен постоянно расти, не так ли?.. Деньги – излюбленный фетиш человечества, символ сверх-вожделения и сверх-оргазма. Наша обремененная интеллектом цивилизация, как застенчивый вампир, приникает к идее денег и пьет, не в силах утолить жажду. Алчет, желая единственно продолжения этой алчности. Ибо удовлетворить ее невозможно.
Деньги – некая соль бытия. Достаточно добавить их к тому глобальному вареву, которое называется жизнью, как все бурлящие в котле компоненты приобретают некий новый оттенок поверх их собственного вкуса. Вкус денег. «Дело не в том, что жить с деньгами очень уж хорошо, а в том, что жить без них очень уж плохо», – заметил, попыхивая сигарой, Уинстон Черчилль. Разыгравшаяся на протяжении истории человечества каббалистическая пляска вокруг денег никак не объясняется пожелтевшими в своей добродетельности страницами «Капитала» г-на Маркса. Деньги – великая всеоплодотворяющая стихия. Хотели было найти просто универсальный эквивалент стоимости, а, вот ведь, как обычно, – родилась метафизическая истина. Деньги стали величайшим иррациональным феноменом, созданным людьми в процессе обмена товаров. Столыпин называл деньги чеканной свободой.
И пусть поначалу они нисколько не походили ни на монеты, ни на хрустящие банкноты с затейливыми водяными знаками, пусть это были какие-нибудь ракушки каури, добываемые в Индийском океане, или сахар, какао-бобы… Да мало ли что! Слоновая кость, меха, опиум, – всё это суть древнейшие деньги. И если бы подобное безобразие продолжалось по сей день, наши банки походили бы на лавки колониальных товаров. Особенно забавно сегодня смотрится идея древних использовать в качестве валюты опиум. Так человечество и мучалось суррогатами, пока из недр земных не поманил его Желтый Дьявол. И началась эпоха денег высшей пробы. В прямом и переносном смысле.
Шесть тысяч лет тому назад началась история золота. Точнее – история наших с ним отношений, рассыпанная по эпохам и царствам безумными желтыми кружочками. Недаром золотая монета напоминает солнце. Деньги издревле представляют собой символическую квинтэссенцию энергии. И как же тут кстати пришлась желтая монетка, символизирующая одновременно – и энергию Солнца и энергию Денег! Тех самых, на которых держится вся наша мятущаяся цивилизация… Когда-то золотым монетам предшествовали медные и бронзовые. Но, познакомившись с золотом, человечество обрело свой идеал, и заболело им, похоже, навсегда.

Золото в Древнем Египте было знаком солнцаДревнейшие рудники на территории современных Египта, Судана и Саудовской Аравии еще за две тысячи лет до нашей эры вырабатывали по тонне золота в год.
Смуглые пальцы Клеопатры задумчиво перебирали тускло-желтые зернышки ожерелий и причудливые завитушки, плоды вдохновения древних ювелиров. Нет, определенно это был не просто красивый металл. Не просто украшения, не просто монеты. Это было нечто большее, таинственное и притягательное.
Уже тогда золото начали ценить выше человеческих жизней. Иначе как объяснить, что египтяне, жившие в благодатной дельте Нила, одну за другой снаряжали опасные экспедиции через бескрайнюю пустыню к золотносным рудникам далеко на юго-востоке?! “Много золота имеется в пустыне Акита, но путь туда безмерно тяжел от недостатка воды, – сказано в древних папирусах, – Если работники отправляются туда для мытья золота, то доходит до места лишь половина, потому что люди умирают в дороге вместе со своими ослами…” Кстати, весьма символично, что вьючный скот тоже приносился в жертву золоту. Это было, возможно, древнейшей и спонтанной денежной реформой: ведь задолго до эры золота именно скот был первобытными деньгами… Да, когда-то деньги мычали и брыкались: так в муках рождалась денежная форма собственности. По-латыни скот называется «pecus», а деньги – «pecunia». Далекие предки современных немцев использовали так называемые коровьи деньги. Точно также русское слово «товар» в тюркском языке означает «скот». А древние греки недалеко от нас ушли: цену вещам они определяли в быках… Но вот рога и копыта остались в прошлом, увязнув навсегда в желтом песке. Настало время кровью платить за желтый металл.

Но так было не только в Древнем Египте!
…Есть в штате Калифорния тихая и ничем особенно не примечательная речушка. Называется она Америкэн-Ривер. Но в январе 1848 года про нее узнал весь мир, когда плотник Джеймс Маршалл случайно нашел в ней золотой самородок. Воспоследовавшее за этим столпотворение всем хорошо известно. Сколько там погибло старателей, никто и не считал. Но за пару лет из третьеразрядной колонии Калифорния стала процветающим местом, местом паломничества золотопоклонников, и в 1850 году торжественно вступила в США на правах отдельного штата. Со временем потомки Джеймса Маршалла, носившие массивные золотые часы, перстни и огромные золотые же запонки, поставили дедушке трогательный памятник. Согласитесь, чем не хэппи-энд?!
Ныне берега Америкэн-Ривер чисты, будто золота в них никогда и не водилось: урожай собрали до зернышка. Старателей здесь больше нет, только множество туристов, которым выдают лопату (точь-в-точь такую же, как тогда!) и разрешают поиграть в прииск. За деньги, разумеется. Так что золотая лихорадка продолжается!
тройская унция золотаЗолото – это сакральная субстанция. К ней нельзя подходить с теми же мерками, что к бумажным деньгам, а тем паче электронным деньгам. Золото навсегда останется магическим универсумом, квинтэссенцией скрытой энергии, правящей миром. Известно, что великий Никколо Паганини требовал, чтобы за выступления ему платили гонорар не иначе как золотом. А, получив деньги, великий скрипач насыпал монеты в сосуд для умывания и с наслаждением опускал туда свои гениальные руки, в прямом смысле “купая” их в золоте. И после этого, говорили современники, звуки, рожденные его смычком, были ослепительно прекрасны и словно напоены силой самого солнца, играя и переливаясь, будто ожившее золото.

Знак денег

Бумажные деньги изобрели китайцы в 812 г. н.э. В XV веке ассигнации прижились в Европе, став заменителем полноценных денег, их знаками. Денежные знаки – атрибут кредитной системы, символ капитала – это так называемое кажущееся золото, источник инфляции, нервных расстройств у всех заинтересованных персон, и – великий соблазн для правительств разных стран напечатать таких бумажек побольше для покрытия дефицита госбюджета. Недаром во времена Николая I ассигнации называли «сладким ядом государства».
А началось все довольно невинно. Состоятельным людям надоело таскать с собой мешки медных денег. И в екатерининском Указе от 29 декабря 1768 года было сказано: «Для улучшения обращения денег, от которого зависит благоденствие народа, цветущее состояние торговли, и дабы отвратить тягость медной монеты, затрудняющей ее оборот и перевоз», – ввести в России к употреблению бумажные деньги, или ассигнации. Причем материалом для первых ассигнаций служили старые дворцовые салфетки и скатерти. От нашего стола – вашему столу…
И вскоре выяснилось, что, оказывается, шелест купюр может гипнотизировать не хуже, чем звон монет. Герой романа «Китай-город» русского писателя П.Д. Боборыкина, посещая банк на Ильинке, был впечатлен количеством ассигнаций, представших его взору, и непочтительным к ним отношением: «Они брали пачки, перевязанные веревочками, развязывали их, мусолили грязные пальцы и принимались считать. Иные и совсем не считали, а просто доставали пачки из холщовых мешков и накладывали их на прилавок, перед решеткой кассира, без всякой бережи, точно картофель или репу… Тысячные пачки сторублевок, выданные из банка и аккуратно сложенные, возвышались стопками на столе и похожи были издали на кипы книжек. На текущий счет приносили больше засаленные бумажки, и мальчишки комкали их, укладывая на прилавок. В десять минут перед глазами Палтусова пропестрели сотни тысяч. И он все не мог надивиться тому, что детям, неграмотным, без всякой опаски и контроля поручают капиталы.
«В такой стране не нажиться? – говорили его разбегающиеся карие глаза. – Да надо быть кретином!»

Безумие денег

Помните восточную притчу о мальчике, который потерял одну драхму. Учитель дал ему другую, чтобы он не плакал. А мальчик рыдает еще громче: «О, учитель, если бы я не потерял ту, у меня теперь было бы две драхмы!» От себя добавим, что, если бы он не потерял свою первую драхму, и учитель одарил бы его второй, ему все равно было бы мало. Впрочем, мальчик не виноват в своей алчности: просто драхмы весьма к ней располагают. Кстати, слово “кон-горха” в древнем языке санскрит имеет два значения – “золото” и “дух безумия”. «Пока у нас нет того, к чему мы стремимся, нам кажется, что эта вещь превосходит все прочии; а получив ее, мы начинаем столь же страстно желать чего-то другого… – так писал Мишель Монтень в книге «Опыты», – С чем бы мы ни знакомились, чем бы ни наслаждались, мы все время чувствуем, что это нас не удовлетворяет, и жадно стремимся к будущему, к неизведанному, так как настоящее не может нас насытить». И это очень верно в отношении денег. Желаемое богатство недостижимо, как линия горизонта. Ведь главное свойство денег: их никогда не бывает достаточно. Как смущенно признавался миллиардер Поль Гетти, «всегда хотелось бы еще немного больше». Ему же принадлежит забавное высказывание, что «если вы можете сосчитать свои миллионы, то вы не миллиардер».
золотой слитокОдин немецкий миллионер начала века ужасно боялся потерять свое состояние. Зная о склонности правительств разных стран печатать денежные знаки в свое удовольствие, он вложил весь свой капитал в золотые слитки, устроив в подвале своего особняка этакий Форт-Нокс в миниатюре. Если начинка подвала-сейфа была золотая, то оболочка – из шестисантиметровых стальных пластин. Дверь весила 40 тонн. Он любил спускаться сюда, проведать свое золото, и проводил там довольно много времени. Неудивительно, что в этом сейфе он и умер в один прекрасный день. Похожий сюжет есть у Моруа, с той лишь разницей, что масштабы хранилища свелись к жалкому чемодану, набитому слитками.
А вот чикагский миллиардер Бустерфильд имел привычку умываться по утрам золотыми монетами номиналом в пять долларов. Ими он наполнял раковину, а после умывания «выплескивал» содержимое раковины в окно, так же, как поступают некоторые невоспитанные люди с грязной водой. Эти ежедневные умывания обходились эксцентричному джентльмену в миллион долларов ежегодно. Тем временем фортуна, благоволившая, видимо, к некоему полицейскому, определила его пост как раз под окнами Бустерфильда. Копу оставалось лишь собирать манну небесную. Однажды он заметил, что какой-то бродяга подобрал укатившуюся монетку и бросился наутек. Полисмен, не задумываясь, выхватил револьвер и разрядил в него всю обойму. За что и был осужден на пожизненное заключение… Кто после него собирал золотые помои Бустерфильда, неизвестно.
Вообще Соединенные Штаты лидируют по количеству миллионеров – их здесь более миллиона. Так по крайней мере, было до начала экономического кризиса… Миллион миллионеров, согласитесь, здесь есть некая магия цифр. Согласно статистике, простой американский миллионер работает по 6 дней в неделю, получая в среднем 125 000 долларов в год. И, скорее всего, золотом не умывается. А самым молодым миллионером в истории человечества стал тоже американец – мальчик-киноактер Джекки Куган, родившийся в 1914 году в Лос-Анджелесе. В 1920-м ему посчастливилось сняться в фильме «Малыш» вместе с сэром Чарльзом Чаплином. Чем не способ заработать миллион долларов?!

Ирония денег

Иной раз судьба играет с людьми, то обещая верное богатство, чтобы посмеяться над сильными мира сего; или же – обрушивая на голову маленького человека золотой дождь, чтобы свести беднягу с ума.
Геродот описывал такой случай из жизни персидского царя Дария. Прочитав надпись, начертанную у входа в гробницу одной вавилонской царицы, Дарий потерял покой и сон. Надпись гласила: “Если кто-нибудь из вавилонских царей после меня будет нуждаться в деньгах, то пусть откроет эту гробницу и возьмет столько сокровищ, сколько ему понадобится. Но сделать это можно только в самом крайнем случае”. Надо отдать ему справедливость, царь Дарий долго мучался, прежде чем принял решение вскрыть гробницу. Но, утешившись государственной необходимостью, отправился за сокровищами. В гробнице их не оказалось. Зато там его ждал камень с надписью: “Не будь ты таким алчным, ты не разорял бы могил”. Приближенные опасались, что царь обезумеет от разочарования и позора.
Впрочем, прошли века, измельчали страсти, и честные обыватели стали терять рассудок не от проклятых сокровищ древних царей, а от вовсе ничтожных сумм… Так французский журналист Альфред Роже, выиграв в лотерею триста тысяч франков, тотчас обратил их в золотые пятифранковые монеты. Упрятав их под матрац, Роже пять дней пролежал на кровати, мечтая о том, что он купит на эти деньги. Проблема была в том, что он уже купил… вот эти самые золотые монеты. Расстаться с ними он не согласился бы ни за что на свете. И куда бы он ни посмотрел, о чем бы ни подумал, везде ему мерещились золотые кружочки. В конце концов, он попал в клинику для душевнобольных.

Вежливость денег

Сэм Уолтон, скромный американский миллиардер…По пыльному хайвэю в стареньком пикапе едет пожилой американец, преодолевая 25 миль, чтобы постричься за два доллара в дешевой парикмахерской. Это Сэм Мур Уолтон, один из богатейших людей Америки. В 1962 году он основал сеть магазинов уцененных товаров «Уол-Март» в Бентонвилле, штат Арканзас. В 1987 году его личное состояние оценивалось в четыре с половиной миллиарда долларов. Выплата ежегодных дивидендов Сэму Уэлтону с акций сети его магазинов дает годовой доход, занесенный в книгу рекордов Гиннеса. И при этом такая любовь к дешевым парикмахерским, что и 25 миль не крюк…
Другой скромный американец итальянского происхождения вручал своим деловым партнерам простенькую визитную карточку, на которой значилось: «торговец по продаже подержанной мебели». Годовой валовый доход этого мебельного агента в 1927 году составил 105 миллионов долларов. Звали тихого итальянца Альфонсом Аль Капоне. Его доход шел не от подержанной мебели, а от незаконной продажи спиртных напитков и самогона (на подпольных винокуренных заводах), игорных заведений, собачьих бегов, танцевальных залов, рэкета и публичных домов. Чем и объяснялась подчеркнутая скромность общественного статуса синьора Аль Капоне. Но помимо мафиозной маскировки есть весьма состоятельные люди, занимающиеся абсолютно легальным бизнесом, и буквально… отказывающие себе во всем.
Например, г-жа Генриетта Хетти Хаулэнд Грин, урожденная Робинсон, была дамой весьма экономной. У нее на счету только в одном банке хранилось свыше 31 400 000 долларов. А ее сыну пришлось ампутировать ногу из-за того, что она слишком долго искала клинику с бесплатным медицинским обслуживанием. Сама она питалась холодной овсяной кашей, так как была слишком прижимиста, чтобы ее разогреть. Ее состояние достигло 95 миллионов долларов.
Зато богатство и роскошь как непременная часть имиджа – присущи восточным властителям. Они не будут экономить на овсяной каше и выискивать дешевые парикмахерские. Ибо, как сказал поэт, не счесть алмазов в каменных пещерах… Можно возразить, что их богатство представляет собою скорее национальное, чем личное имущество. Но, как известно, восток дело тонкое. И если распоряжаться национальным достоянием почти безгранично… Как, например, султан Брунея. Его Величество сэр Хасанал Болкиа Муизаддин Ваддаула, почетный кавалер ордена святого Михаила и святого Георгия I степени – назначил себя премьер-министром, министром финансов и министром внутренних дел с 1 января 1984 года.
Это совмещение должностей пошло казне Брунея на пользу. В 1984 году из государственных доходов в размере 6 млрд. 500 млн. брунейских долларов было истрачено лишь 2 млрд. 600 млн. Сэкономленные средства остались в казне султана. То есть, простите, в государственной казне Брунея. Поистине, скромность – украшение миллиардеров.
А, может быть, это – «смирение пуще гордыни»? Просто, достигнув определенного уровня власти и общественного статуса, человек словно задается целью выразить презрение к деньгам. Из древней истории известна бережливость Тиберия Гракха, правителя Рима, который, уезжая по делам Республики, получал содержание в размере всего двадцати семи сантимов в день (если измерять их в старых французских деньгах). Трудно оценить теперь их покупательную способность, ясно одно: сущие гроши. То были командировочные Тиберия Гракха. Он мог себе это позволить.

Волшебство денег

 

«Для народа, – писал в своей книге «Власть денег» французский писатель Анатоль Леруа-Болье в конце XIX века, – существует только одно осязаемое, легко всеми отличаемое превосходство – это богатство. К нему относятся недоброжелательно, но ему завидуют, оно завораживает, так сказать, против воли. Толпа взирает на миллионера со смешанным чувством зависти и почтения. Как прежде святой, так теперь миллионер окружен разными таинственными преданиями, а деньгам, как прежде божествам, приписывается способность творить чудеса».
На ту же тему хорошо высказался Зигмунд Фрейд: «Мое настроение очень сильно зависит от моих заработков. Деньги для меня – это веселящий газ… Вы увидите, что улучшится мой стиль, и будут более верными мои идеи, если этот город обеспечит меня щедрыми заработками». Ну, господа, если уж сам Фрейд…
В средние века всемогущество богатства понимали до наивности буквально. Врач Папы Иннокентия VIII, испробовав все лекарства, рекомендовал своему дряхлому пациенту выпить раствор жемчуга, символизировавший всемогущество богатства и власти. Однако это не вернуло Папе ни молодости, ни здоровья. Фетиш не проявил целительной силы.
Итак, не в деньгах счастье? Как предостерегают англичане, деньги – хороший слуга, но плохой хозяин. В том смысле, что человек должен распоряжаться деньгами, а не деньги человеком. А если вспомнить афоризм Г. Филдинга, то «деньги – плод зла, равно как и его корень». В таком случае отдайте презренный металл своему соседу. Он согласится принять обременительный дар, будьте уверены. В чем же заминка? У вас не получается? Ага, в том-то оно и дело…

Алекс Николин

Кстати…

Сам термин «миллионер» появился около 1740 года, а «миллиардер» (с тем первоначальным значением одной тысячи миллионов, которое в него вкладывают американцы), – в 1861 году. Первым из мультимиллионеров стал известен Корнелиус Вандербильт (1794 – 1877). Он оставил после себя 100 миллионов долларов. Первыми миллиардерами стали Джон Дэвисон Рокфеллер (1839 – 1937), Генри Форд (1863 – 1947) и Эндрю Уильям Меллон (1855 – 1937).

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (14 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *